У современных пап и мам от количества методик раннего развития голова идет кругом!

Чтение по Зайцеву, математика по Доману, рисование по Монтессори… Многих невольно начинают одолевать сомнения: действительно ли это нужно?

Каких-то 20 лет назад большинство родителей понимали словосочетание «дошкольный возраст» буквально — как незначительный этап жизни, предшествующий школе. Предполагалось, что именно в школе начинается учеба, формирование личности, развитие способностей. Конечно, папы и мамы знали, что и в детском саду их чадо не только ест и спит, а еще рисует, поет песни, водит хороводы… Но все это воспринималось скорее как игра. О каком-то специальном развитии малышей до поступления в сад и вовсе речь не велась. У работающих взрослых свободного времени едва хватало на то, чтобы дитя «слегка за шалости бранить и в Летний сад гулять водить». Сегодня родители переметнулись на противоположный полюс. Вложить в малыша разумное, доброе, вечное пытаются чуть ли не с пренатального периода. Знаменитое масара-ибуковское «После трех уже поздно» многие восприняли не просто как рекомендацию или призыв к действию, но как приговор. И началась «гонка вооружений»! Трехмесячная Верочка уже плавает в бассейне, полугодовалого Петеньку в слинге носят на йогу для младенцев, Катюша с полутора лет учит английский. Экономить на детях? Это же инвестиции в гармонично развитую и успешную личность!

 

Мой ребенок — самый умный!

Мамы и папы, ратующие за раннее развитие, могут выдвигать какие угодно благородные аргументы. Однако в большинстве случаев истинные мотивы совсем другие.

ІНАРЦИССИЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ РОДИТЕЛЕЙ. Этот мотив срабатывает в тех случаях, когда взрослый не способен принять и полюбить себя самого, слишком зависим от чужого мнения и признания собственных достижений окружающими. Ребенка он видит своим продолжением, а следовательно, излишне чувствителен к его неудачам и ошибкам. Создается иллюзия, что, чем раньше и больше вложить в свое сокровище, тем гарантирован нее будет отдача. Происходит подмена любви восхищением, формируется высокая планка, и малыш обязан оправдать все возложенные на него надежды. Это очень разрушительная модель отношений, ведь в угоду родителю ребенок постепенно вынужден отказаться от собственного «я».

НАРУШЕНИЕ ПЕРВИЧНОЙ ПРИВЯЗАННОСТИ В ОТНОШЕНИЯХ РОДИТЕЛЬ — РЕБЕНОК. Это случается, когда мама или папа сами в детстве получили эмоциональную травму при общении со взрослыми. Таким родителям сложно проявлять естественную привязанность, выстраивать эмоционально теплые и доверительные отношения с ребенком. Они просто не понимают, что делать с крохой, чем его занять. И тут снисходит озарение: можно же отвести его в такое место, где специально обученные люди будут развивать малыша, пока мы, родители, с чувством выполненного долга посидим в сторонке и немного отдохнем. В данном случае раннее развитие — это перекладывание ответственности за ребенка на якобы более компетентных взрослых.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗГРАМОТНОСТЬ. В наш век изобилия информации родителям все сложнее ее фильтровать. Они зачастую просто не имеют представления о детской физиологии, механизмах формирования и развития психики и нервной системы ребенка. Рынок образовательных услуг готов предложить обучение с какого угодного возраста. И если клиент (папа или мама), начитавшись статей о воспитании вундеркиндов, решит, что его малышу в два года просто необходимо учиться иностранным языкам, умножению, делению и письму, так и будет. Никто не станет втолковывать родителям, что некоторые зоны коры головного мозга нельзя загружать работой преждевременно, что все они имеют различные сроки созревания, которые невозможно ускорить или передвинуть.

 

Интеллект или эмоции?

На самом деле детский мозг очень пластичен и практически безразмерен. Но опасность раннего развития состоит в том, что в зависимости от программы, по которой занимаются с крохой, одно из полушарий неизменно перегружается. Несколько лет назад были популярны авторские методики, направленные на развитие логических, аналитических компонентов мышления. Они «прокачивали» левое полушарие, тем самым заглушая правое, отвечающее за творческие и эмоционально-чувственные компоненты мышления. Сейчас крен пошел в другую сторону. На волне популярности естественного, легкого, счастливого родительства многие бросились развивать в малышах лишь спонтанность, креативность и эмоциональность. Детей стараются защитить от малейшего стресса, забыв, что жить им придется в реальном, неидеальном мире, где есть рутина, ограничения, правила, обязательства, ответственность.

Ранний детский возраст — период бурного развития эмоциональной сферы. И если перекос пойдет в сторону познавательных процессов, это произойдет в том числе за счет эмоций. Однако эмоциональная сфера может недоразвиться и в результате ограждения малыша от малейших стрессов: сейчас важно помогать ребенку распознавать все свои эмоции, даже негативные, и управлять ими, а не исключать полностью из жизни малыша. В противном случае подросшему ребенку, скорее всего, будет трудно налаживать контакты со сверстниками, включаться в общие подвижные игры, выполнять обязательные для всех правила.

Другая проблема кроется в том, что время, потраченное на раннее развитие, — это нередко время, отнятое у двигательной активности и прогулок на свежем воздухе. Малышу куда полезнее бегать, прыгать, играть в песочнице, измерять глубину луж, наблюдать за жуками, чем разучивать второй концерт Рахманинова или спрягать неправильные глаголы. Самое необходимое для естественного, в том числе интеллектуального, развития маленького человечка — участие в повседневных делах и живое общение, любовь членов семьи. Именно благодаря этому в раннем возрасте формируется здоровая основа на всю жизнь.

Развиваемся вместе!

Оптимальный вариант для раннего развития — группы, где ребенок вместе с мамой может, например, петь песенки, танцевать, заниматься пальчиковой гимнастикой или живописью.

А вот с профильными секциями (творческими, спортивными, научными) можно подождать. Пусть малышу исполнится хотя бы 4-5 лет. В выборе следует руководствоваться наблюдениями за самим ребенком, доверять его желаниям. И конечно, стоит обратить внимание на бытовые условия. Когда 7-8 детей, родители и педагог часами находятся в непроветриваемой комнате с пыльным ковролином, высокой температурой и низкой влажностью воздуха, вреда от таких занятий никак не меньше, чем пользы.

Важно узнать, какой путь освоения знаний является приоритетным для малыша. Визуал предпочитает получать информацию глазами. Малыш доверяет в основном ушам? Значит, это аудиал. Любит полагаться на эмоции и чувства? Несомненно, он — кинестетик! Логопедическая работа должна строиться с учетом этих особенностей.

Маленький индивидуалист

Денис вошел в кабинет и направился к шкафу с игрушками. Наигравшись, стал с интересом оглядываться. Его внимание привлекли логопедические зонды. ‘Те?» — спросил он. «Волшебные палочки! Они помогут тебе правильно говорить». Малыш тут же обеими ладошками прикрыл рот.

На занятиях Денис с удовольствием рассматривал картинки, собирал пазлы, играл с кубиками. Слов в активном арсенале было немного. Зато он уверенно показывал на картинках все, о чем говорил логопед. Его пассивный словарь был на высоте.

Денису нужен был массаж губ, языка, щек. Но он не давал до себя дотронуться. Поэтому весь процесс постановки и закрепления звуков пришлось строить на подражании и наглядности. Мальчику показывали забавные картинки к историям из жизни гномика Язычка. Перед зеркалом логопед с мамой демонстрировали Денису работу артикуляционных органов. Поначалу малыш только наблюдал. Даже в критических ситуациях логопед одобрительно кивал при любой активности со стороны малыша. Для ребенка-визуала очень важно видеть реальную поддержку!

Такая тактика принесла плоды. Через какое-то время Денис по подражанию стал выполнять артикуляционные упражнения. Он с удовольствием показывал, как двигаются его язычок, губки, раздуваются щечки. Логопедические зонды его уже не пугали, он знал, что эти «волшебные палочки» принесла для него добрая фея. Стоит только дотронуться одной из них до языка, как тот сразу «расколдуется» и начнет правильно произносить звуки.

В конце концов Денис разрешил делать и массаж. «Пациентом» временно пришлось побыть маме. А в роли «специалиста» выступали как логопед, так и сам малыш. Потом «пациентом» логопеда и мамы стал уже Денис.

Через год активный словарный запас мальчика заметно пополнился, усовершенствовалась фразовая речь, появились развернутые высказывания. А еще через год логопед и мама добились-таки чистого звукопроизношения и дотянули до нормы общее состояние речи мальчика.

О ЧЕМ НАДО ПОМНИТЬ, ОБУЧАЯ МАЛЕНЬКОГО ВИЗУАЛА? Он неохотно занимается в группе детей. Для него важно, чтобы вся наглядность принадлежала только ему и он мог с ней беспрепятственно работать.

 

Примерная ученица

Анечка бабочкой впорхнула в кабинет, поздоровалась и чинно уселась перед зеркалом. Весь ее вид говорил о готовности слушать и запоминать все советы логопеда. Занятие началось с беседы. Девочка очень критично относилась к своим речевым возможностям. Она заявила, что звуки ее «не сусаются», а язычок «не хотит работать».

На занятиях Анечка задавала бесчисленные «Почему?», «Как?», «Зачем?». Логопед подробно объяснял работу артикуляционных органов, положение их на каждом звуке. Лишь получив полное описание предстоящих действий, Анечка могла выполнить задание правильно.

Сначала она, как и Денис, пугалась одного вида логопедических зондов и не хотела делать массаж. Словесными убеждениями сопротивление маленькой упрямицы удалось сломить уже на третьем занятии. Конечно же, разговор был о фее и ее «волшебных палочках» (логопедических зондах).

Девочка с прекрасной памятью на слух запоминала все новые слова. В работе с ней тоже использовались картинки, игрушки, но основным было «живое слово».

Через полгода малышка так хорошо управлялась со своими артикуляционными органами, что все проблемные звуки «встали на место». Осталось только закрепить их в речи, что и было сделано.

 

Ласковый, как котенок

Алеша переступил порог кабинета, держась за мамину руку. Выполняя задания логопеда, малыш прижимался к маме, клал голову ей на плечо. Мама гладила сына, чмокала в затылок. И ребенок преображался, словно получал от этих прикосновений дополнительный заряд энергии.

Малыш-кинестетик обычно неуверен в себе. Он раним и обидчив. Но стремится быть лидером и любит играть активную роль в любом деле. Впрочем, не откажется от поддержки и одобрения, при условии что они искренни и бескорыстны.

Кинестетик — ценитель прекрасного. Он неравнодушен к запахам. Поэтому, если логопед помимо специальных приемов использует на занятиях ароматерапию, это идеальный вариант!

Ставить звуки такому малышу — одно удовольствие! Он не противится проведению массажа. Ему приятно прикосновение рук или инструментов. Главное — чтобы они были комфортной температуры!

Любой «трудный» звук малыш-кинестетик намного успешнее освоит в процессе игры или даже трудовой деятельности. Он будет вместе с папой самозабвенно заводить мотор автомобиля: «Р-р-р», пылесосить квартиру с мамой: «Ж-ж-ж», чистить вместе с бабушкой одежду щеткой: «Щ-щ-щ», будить дедушку, изображая будильник: «З-з-з». И при этом искренне радоваться своим речевым успехам и умилять близких трогательной добротой и нежностью.

Комментарии запрещены.

Loading...
Психология твоей жизни
Уют в вашем доме
  • 14.12.2017
    Каркасный рюкзак – это удобно

    Совершив в прошлом году свой первый выезд за границу, я понял, насколько удобен в путешествиях каркасный рюкзак. Начиная уже с посадки в самолет, я ощутил все преимущества такого вида поклажи. Ну, обо всем по порядку. Путешествие нам с женой предстояло в далекий Тайланд, где отдыхали наши дети с внучкой. Дело было в ноябре, когда у... 
    Читать полностью