Восход

Джулио Мазарини ушел из жизни 9 марта. А 10 марта Людовик XIV собрал Государственный совет и объявил, что не собирается назначать нового первого министра: «До сих пор я позволял управлять моими делами покойному месье кардиналу. Теперь наступило время, когда я должен управлять оными сам».

Никто не верил, что 22-летний король осуществит свое намерение. При дворе полагали, что этот щеголь, танцор, охотник и ловелас вскоре сбежит от государственных забот. Но окружающие недооценили честолюбие Людовика XIV. «Жажда славы, безусловно, шла впереди всех прочих моих желаний», — признавался он. Возжелав настоящей славы, молодой король стал единоличным властителем Франции и оставался таковым до конца своих дней.

В жизнь воплощались идеалы абсолютной монархии, не ограниченной ничем и никем. «Король зависит только от Бога и от своего меча», — утверждал Луи XIV. Его Величество искренне полагал, что лишь он один способен действовать в интересах Франции и ее народа: «Покорность и уважение, кои нам выказывают наши подданные, являются с их стороны безвозмездным даром. В обмен они ждут от нас справедливости и защиты, поскольку они должны почитать нас, а мы — охранять и защищать их».

Без личного одобрения Короля-Солнца не принималось ни одно решение. Все мало-мальски важные документы в обязательном порядке проходили через его руки. При этом Людовик умел подбирать сотрудников и окружил себя одаренными людьми — такими, как Жан-Батист Кольбер, предложивший целую программу реформ во имя «мощи государства и великолепия короля».

Под королевским надзором открывались мануфактуры, строился флот, создавалась Французская Ост-Индская компания, расцветали искусства и науки. Но особое внимание Луи XIV уделял вооруженным силам. Если в начале его правления французская армия насчитывала 50 тысяч солдат, то к концу разрослась до 380 тысяч. Король-Солнце полагал, что слава и величие Франции немыслимы без территориальных захватов. Свою первую войну он развязал в 1667 году.

Незадолго до этого умер испанский король. Будучи женат на его дочери от первого брака, Людовик XIV предъявил претензии на Испанские Нидерланды (современная территория Бельгии, Люксембурга, южной Голландии и северной Франции). Французский монарх апеллировал к т. н. «революционному праву», действовавшему в этих землях: в случае вторичной женитьбы отца имущество наследовалось детьми от первой супруги. Испанцы доказывали, что эта норма не распространяется на государственные владения, и что, выйдя замуж, Мария-Терезия лишилась прав на отцовское наследство. Тогда Людовик прибегнул к силе и начал боевые действия.

Король-Солнце лично командовал армией и демонстрировал недюжинную отвагу под неприятельским огнем. Его Величество гарцевал на белом скакуне и носил шляпу с пышным плюмажем, будто нарочно превращая себя в мишень для вражеских пуль. За время кампании были убиты двое пажей, находившихся рядом с Людовиком, но сам он не пострадал. В конце концов маршал Тюренн пригрозил оставить армию, если король не откажется от безрассудной бравады. Людовик XIV уступил. «Раз вы хотите, чтобы я берег себя для вас, я хочу, чтобы вы берегли себя для меня», — заявил он, обращаясь к солдатам.

Война, получившая название Деволюционной, продлилась год. За это время французы захватили ряд городов во Фландрии, а также графство Франш-Конте. Правда, часть завоеванного пришлось вернуть Испании по условиям мирного договора.

Луи XIV использовал борьбу за права Марии-Терезии как повод к войне, но любящим мужем он не был. Уже через год совместной жизни молодой король охладел к супруге. Вслед за первенцем Мария-Терезия родила еще пятерых детей, но все они умерли в нежном возрасте. А тем временем Людовик искал любовных утех на стороне.

В начале 1660-х король сблизился со своей невесткой Генриеттой Английской, а затем положил глаз на одну из ее фрейлин — семнадцатилетнюю Луизу де Лавальер. Та не считалась красавицей: по меркам XVII века была слишком худосочной и к тому же страдала хромотой из-за травмы, полученной в детстве. Но Его Величество был покорен кротким и добрым нравом мадемуазель де Лавальер. Луиза искренне полюбила Людовика и родила от него четверых детей, двое из которых выжили и были узаконены королем. Сама де Лавальер получила титул герцогини и статус официальной королевской фаворитки. Это очень смутило скромную Луизу, стыдившуюся греховной связи с монархом.

Через шесть лет на смену Луизе де Лавальер пришла Франсуаза Атенаис де Монтеспан,   полная   противоположность Жан Нокре. «Мифологический портрет семьи Людовика XIV». 1670 прежней фаворитке — бойкая, властная и взбалмошная. Впрочем, официальными фаворитками король не ограничивался, заводя одну случайную связь за другой. По словам современницы, «для него годились все женщины — крестьянки, дочери садовников, горничные, знатные дамы, — лишь бы они делали вид, что очарованы им».

Законная супруга Людовика XIV лишь однажды осмелилась выразить протест, но абсолютный монарх тотчас пресек попытку бунта. «Не на одной ли постели мы спим, сударыня?» — строго поинтересовался он. «Точно так, государь», — ответила растерявшаяся Мария-Терезия. «Ну, так чего же более?» — отрезал Людовик.

Действительно, кто из подданных Короля-Солнца мог желать большего?

 

Зенит

Ни один европейский монарх XVII столетия не добился таких успехов в насаждении собственного культа.

По подсчетам историков, в честь Людовика XIV было отчеканено 318 медалей, причем 218 из них уподобляли короля античному богу Марсу, а 88 — Юпитеру. Французского государя прославляли Пьер Патель. «Вид на дворец и парк Версаля». 1668 бесчисленные статуи, картины, гравюры, пьесы, элегии и оды. А для сочинения хвалебных латинских девизов была создана специальная Академия надписей и медалей.

Приняв бразды правления, А XIV нашел, что имеющиеся дворцы недостаточно хороши для его блистательной особы. В 1662 году началось строительство новой королевской резиденции в Версале, где ранее располагался скромный охотничий замок. Грандиозная стройка ежегодно поглощала 12-14% всех государственных расходов и потребовала изрядного времени. Лишь спустя двадцать лет Король-Солнце смог окончательно обосноваться в Версале. Его любимое детище обошлось в четыреста миллионов франков.

Но дворцовый ансамбль стоил потраченных денег и поражал своим великолепием: ослепительная Зеркальная галерея, роскошно отделанные салоны Войны, Мира, Изобилия, Венеры, Марса, Дианы, Меркурия и Аполлона, огромный парк с изящными клумбами, фонтанами, гротами и статуями.

При дворе Людовика XIV был введен изощренный этикет, отточенный до мелочей. Говорили, что требуется «пять человек и четыре поклона», дабы поднести королю один стакан воды. В личном штате французского монарха насчитывалось более 4000 человек. Для особо отличившихся придворных Людовик учредил высшую награду: право носить голубой камзол, подобный королевскому.

Счастливые обладатели такого камзола могли сопровождать Его Величество на прогулках и на охоте.

Король-Солнце был педантично пунктуален и соблюдал строгий распорядок дня. «Имея календарь и часы, можно было, даже находясь за 300 лье от Версаля, сказать, что он в данный момент делает», — писал один из современников.

В половине восьмого Людовика будил камердинер, ночевавший на полу в королевской спальне. Утренний туалет занимал полтора часа. В опочивальню Его Величества являлись главный камергер, первый камергер, главный гофмейстер, первый цирюльник, личный врач, главный аптекарь, а также секретари и привилегированные вельможи, которым дозволялось лицезреть короля на стульчаке. Чуть позже в спальне начиналась большая аудиенция — одевающийся король принимал министров, губернаторов, иностранных послов и других высокопоставленных посетителей.

Из опочивальни Людовик направлялся в церковь. Будучи ревностным католиком, он не пропускал ни одной службы.

Когда Его Величество был болен, мессу служили прямо в спальне. После богослужения собирался Государственный совет, заседавший до обеда. В случае болезни короля заседание также переносилось в спальню, и Луи XIV председательствовал на нем, лежа в постели.

В час дня французский монарх обедал. Людовик обладал завидным аппетитом: за один присест он мог съесть «четыре тарелки разных супов, целого фазана, куропатку, большую тарелку салата, куски баранины в чесночном соусе, тарелку сладостей, фрукты и варенье». Царедворцы, стоявшие рядом, молча наблюдали за королевской трапезой. Стульев не полагалось никому из присутствующих, кроме младшего брата Его Величества, Филиппа. После обеда король проводил время на свежем воздухе, на прогулке или на охоте. Во второй половине дня он вновь занимался государственными делами.

По вечерам Людовик XIV и его двор предавались развлечениям. Придворный досуг скрашивали галантные беседы, игра в карты, бильярд, балы, маскарады, театральные   представления.   Тон   задавала официальная королевская фаворитка — прекрасная маркиза де Монтеспан, законодательница мод и меценатка, покровительствовавшая Лафонтену, 23 Мольеру, 23 Корнелю и 23 Расину. Дань прекрасному отдавал и сам король, танцевавший в балетах. Обычно Людовик выступал в привычной роли Солнца, а придворные изображали планеты и стихии, подвластные главному светилу…

Но, какой бы великолепной ни была мирная жизнь Луи XIV, его честолюбие требовало победоносных войн. Из 54-х лет самостоятельного королевского правления Франция воевала 33 года. Отдавая распоряжения маршалам и генералам, Король-Солнце подчеркивал: «Я доверяю вам мое самое драгоценное достояние — мою славу».

Наиболее успешной стала Голландская война, развязанная в 1672 году. Людовик всегда недолюбливал соседнюю Голландию — республиканскую и протестантскую, конкурировавшую с французскими купцами и публиковавшую ядовитые памфлеты против Короля-Солнца. Заручившись поддержкой Англии, Швеции и других стран, Луи XIV собрал 120-тысячное войско и вторгся в Голландскую республику.

Французская армия захватывала один город за другим. Чтобы остановить вражеское нашествие, голландцы открыли шлюзы плотин и затопили свою страну. Амстердам превратился в неприступный остров и был спасен. А затем на выручку Голландии подоспели европейские державы, не собиравшиеся мириться с французской гегемонией. В войну вступили Испания, Австрия, Дания и немецкие протестантские княжества. Людовика не смутил такой поворот событий. Чем больше врагов, тем больше славы! Отбросив австрийское войско за Рейн, французы овладели имперскими городами в Эльзасе. Армия Людовика XIV нанесла несколько сокрушительных поражений испанцам, заняла графство Франш-Конте, захватила Ипр, Камбре и другие города во Фландрии. Французский флот господствовал на Средиземном море.

В 1678 году война завершилась заключением Нимвегенского мира. Людовик XIV милостиво вернул голландцам захваченную территорию, но удержал за Францией завоевания в Эльзасе и Фландрии, Франш-Конте, Лотарингию и австрийский Фрайбург. После подписания мирных соглашений Король-Солнце с апломбом заметил: «Только моя воля позволила заключить этот мир, коего так желали те, от кого он не зависел». Отныне один-единственный человек определял не только судьбу Франции, но и судьбу всей Европы.

 

Тучи на горизонте

«Абсолютный без возражения, Людовик уничтожил и искоренил всякую другую силу или власть во Франции, кроме тех, которые исходили от него: ссылка на закон, на право считались преступлением», — писал французский мемуарист герцог 0 де Сен-Симон.

Все сферы жизни находились под контролем государства, королевские интенданты свели на нет местное самоуправление, Парижский парламент безропотно регистрировал указы Его Величества, полиция искореняла крамолу, а недовольных ждала Бастилия. Но за этим стройным фасадом скрывались нарастающие проблемы.

Король-Солнце дряхлел, страдал от подагры и ревматизма, мучился несварением желудка и потерял почти все зубы.

В конце 1670-х Людовик охладел к блистательной маркизе де Монтеспан, родившей ему семерых детей. Многолетняя фаворитка оказалась замешана в громком деле об отравительницах и колдуньях. Недоброжелатели утверждали, будто она тайком подмешивала королю любовные снадобья и даже заказывала черные мессы, принося в жертву младенцев ради продления собственной молодости.

В то же время Его Величество обратил внимание на воспитательницу своих внебрачных детей Франсуазу де Ментенон — умную, скромную и благочестивую особу. Между госпожой Монтеспан и госпожой де Ментенон развернулось соперничество. «Мне было бы легче примирить всю Европу, чем нескольких женщин», — с раздражением замечал Людовик XIV. В итоге Монтеспан потеряла статус официальной фаворитки, зато Ментенон овладела королевскими душой и сердцем.

После смерти королевы Марии-Терезии в 1683 году Людовик сочетался с маркизой де Ментенон тайным браком. Под влиянием новой супруги король отказался от легкомысленных придворных развлечений. На смену балам и карточной игре пришли душеспасительные беседы и чтение Библии, на смену раззолоченным нарядам и глубоким декольте — строгие платья темных тонов. В Версале стало так скучно, что, по словам очевидца, «даже кальвинисты завыли бы от тоски».

Благочестие Людовика XIV обернулось нетерпимостью к французским протестантам. В 1685 году Король-Солнце отменил Нант-ский эдикт, изданный его мудрым дедом Генрихом IV и гарантировавший гугенотам свободу вероисповедания. Около двухсот тысяч протестантов покинули Францию, переселившись в другие страны. В основном это были буржуа и ремесленники, предприимчивые и трудолюбивые люди. Французской торговле и финансам был нанесен колоссальный ущерб.

Между тем экономика Франции и так находилась не в лучшей форме. Жесткий чиновничий контроль и огромные расходы на армию разоряли население. Сущим бедствием стали многочисленные налоги — подушный, поземельный, на соль, табак и вино. Тяжелее всего приходилось французской деревне, обремененной не только налогами, но и феодальными повинностями. «Нищета разогнала крестьян в разные стороны. Во всех сферах заметно значительное уменьшение людей и почти повсеместное разорение», — доносили королю его чиновники.

Внутренние невзгоды не удерживали Людовика XIV от новых территориальных захватов. В 1681 году французская армия осадила вольный город Страсбург. Перепуганный городской совет отказался от конституции и присягнул на верность Людовику. Страсбург был аннексирован Францией.

Через несколько лет умер пфальцский курфюрст, чья дочь была замужем за младшим братом Людовика XIV. Французский король заявил о претензиях на Пфальц и осенью 1688-го ввел туда войска. Этот бесцеремонный захват спровоцировал большую войну. Против непомерных аппетитов Короля-Солнца выступила почти вся Европа: Англия, Австрия, Голландия, Испания, Швеция, герцогство Савойское.

Луи XIV принял брошенный вызов. Французам удалось разбить союзников в сражениях при Флерюсе, Неервиндене и Марсалии, разгромить англо-голландский флот у мыса Бичи-Хед, захватить Ниццу, Савойю, Каталонию и Люксембург, поднять католическое восстание в Ирландии. Но, воюя с целым континентом, Людовик полностью истощил ресурсы Франции. Королевская казна стремительно пустела, а непосильные налоги столь же стремительно росли.

Вдобавок 1693-й год принес непрерывные дожди, а 1694-й — страшную засуху. Посевы гибли на корню, и во Франции разразилась настоящая гуманитарная катастрофа. Голодающие крестьяне питались травой, в отчаянии бежали в города и тысячами умирали на мостовых. Повсеместно свирепствовали тиф, оспа и другие инфекционные болезни. За два года погибло 1 миллион 300 тысяч человек ИЗ 22-МИЛЛИОННОГО населения страны.

Сохранилось анонимное письмо, пришедшее на имя короля и приписываемое известному богослову Франсуа Фенелону: «Ваши подданные, коих вы должны были бы любить, как своих детей, и кои досих пор преклонялись перед вами, умирают от голода. Вся торговля уничтожена. Франция превратилась в разоренный и лишенный довольствия лазарет. И во всех этих бедствиях, Сир, виноваты лишь вы сами».

Военное счастье также изменило французам, и в 1697-м пришлось заключить мир. Людовик XIV возвратил почти все захваченные земли и согласился восстановить довоенный статус-кво. Измученная Франция получила передышку — увы, ненадолго.

 

Закат

Осенью 1700 года скончался слабоумный король Испании Карлос II, не оставивший потомства. Испанский трон достался принцу Филиппу Анжуйскому — внуку Людовика XIV. Семнадцатилетний юноша был коронован под именем Филиппа V.

По преданию, довольный Людовик воскликнул: «Пиренеев больше не существует!» Под скипетром Бурбонов очутилась не только могучая Франция, но и обширная Испанская империя с владениями в Италии, Нидерландах и далекой Америке. Полностью контролируя внука, Король-Солнце распоряжался испанскими землями, как своими собственными.

Откровенная заявка на мировое господство возмутила остальные европейские державы. В 1701 году Англия, Австрия и Голландия вновь заключили союз, и началась многолетняя война за Испанское наследство. Со временем к союзникам примкнули Португалия, Савойя, Дания, Пруссия и ряд германских княжеств.

Сначала Людовику XIV удавалось отбиваться от врагов сразу на нескольких фронтах, но затем дела пошли скверно. Когда французская армия была наголову разгромлена при Бленхейме, никто из вельмож не решался сообщить об этом королю, и роковую весть озвучила госпожа де Ментенон. Во Фландрии французов разбил британский герцог Мальборо, в Италии — принц Евгений Савойский. Филипп V был изгнан из Мадрида, потерял северные провинции и с трудом удерживал остальную Испанию.

В 1707 году неприятель ступил на французскую землю. Перейдя через Альпы, австрийская армия вторглась в Прованс и осадила Тулон. Позднее союзники захватили Лилль. Разорительной войне не было видно конца, а народ Франции терпел все новые и новые лишения.

К военным тяготам добавились природные катаклизмы. Зима 1708-1709 годов выдалась необычайно суровой. В озерах и реках замерзала рыба, в погребах лопались бутылки с вином, в церквях трескались колокола. Урожай погиб, и во Франции вновь разразился страшный голод, унесший около 600 000 жизней. Париж и Версаль наводнили изможденные люди-скелеты, выпрашивавшие подаяние. При дворе пошли на жертвы: Людовик распорядился отправить в переплавку драгоценную посуду, а за столом у госпожи де Ментенон стали подавать ржаной хлеб вместо пшеничного.

Для пополнения опустевшей казны был введен новый «десятинный налог»: с каждого взималась десятая часть дохода. Людовик XIV долго не решался на эту чрезвычайную меру и даже обратился за советом к личному духовнику. Тот ответил, что Его Величество является истинным хозяином всего французского имущества и, следовательно, облагает налогом не подданных, а самого себя. «Вы очень помогли мне, отец мой! Теперь я спокоен», — заявил Король-Солнце и подписал указ о грабительском налоге.

Между тем кровопролитная война продолжалась. Осенью 1709 -го произошла битва при Мальплаке, самое ожесточенное сражение XVIII века. За один день прозвучало 11 000 пушечных выстрелов и пало 44 000 человек. Антифранцузская коалиция одержала победу, но понесла колоссальные потери. После сражения маршал Виллар написал Людовику: «Сир, не отчаивайтесь! Еще одна такая победа, и у неприятеля попросту не останется войск».

Силы сторон были предельно истощены, однако договориться о мире долгое время не удавалось. Лишь в 1713-м и 1714-м были подписаны мирные соглашения в Утрехте и Раштатте. По условиям мира Филипп V оставался королем Испании, но терял итальянские и нидерландские владения и не мог унаследовать французскую корону. Династический союз Франции и Испании был расторгнут, о «Европе без Пиренеев» и гегемонии на континенте пришлось забыть. Правда, Людовик XIV свел к минимуму французские территориальные потери. Но ничто не могло воскресить его подданных, погибших на полях сражений и умерших от голода и болезней.

Многоликая смерть, опустошавшая Францию, не пощадила и августейшее семейство. В 1711-м скончался от оспы сын короля, великий дофин Людовик. В следующем году инфекционная скарлатина погубила сразу трех Бурбонов — королевского внука герцога Бургундского, его супругу и маленького сына, герцога Бретонского. А весной 1714-го другой внук, герцог Беррийский, упал с лошади во время охоты и через несколько дней умер. В живых остался лишь один из наследников — четырехлетний правнук короля, будущий Людовик XV. Мальчик тоже перенес тяжелую болезнь, но все-таки выздоровел.

Семейные несчастья сломили престарелого Людовика. Он впал в депрессию и потерял волю к жизни, его здоровье резко ухудшилось. В августе 1715 года стало ясно, что король безнадежен. Призвав к себе малолетнего правнука и наследника, умирающий промолвил: «Мое дорогое дитя, не следуйте моему примеру в войнах. Старайтесь всегда жить в мире со своими соседями и по мере сил облегчать участь своего народа, чего я, действуя в интересах государства, не имел счастья делать».

1 сентября Луи XIV испустил дух. В общей сложности он царствовал 72 года и 110 дней — дольше, чем кто-либо другой из влиятельных европейских монархов.

Незадолго до кончины король заметил: «Я ухожу, но государство будет жить всегда». Абсолютистская Франция, созданная Людовиком XIV, выглядела вечной. Но в том же столетии французская монархия была сметена революцией, а потомок Короля-Солнца отправился на гильотину.

Комментарии запрещены.

Loading...
Психология твоей жизни
Уют в вашем доме
  • 14.12.2017
    Каркасный рюкзак – это удобно

    Совершив в прошлом году свой первый выезд за границу, я понял, насколько удобен в путешествиях каркасный рюкзак. Начиная уже с посадки в самолет, я ощутил все преимущества такого вида поклажи. Ну, обо всем по порядку. Путешествие нам с женой предстояло в далекий Тайланд, где отдыхали наши дети с внучкой. Дело было в ноябре, когда у... 
    Читать полностью